What time is it? - It's Spacetime!
Шифруюсь от студентов)
В конце концов, их поход в подземелье длился не ночь, и даже не день, а добрых двое суток. Наглотавшись стимулирующих зелий, измотав вконец и себя, и голема, друзья вернулись домой отдыхать. Открыв дверь, Функе сбросила на пол ворох добытых трофеев и потянулась в спальню. Мир перестал для нее существовать.

Проснулась дру от настойчивого стука в дверь. Кто-то упорно тарабанил, не обращая внимание, что им еще не открыли и, судя по всему, открывать не собираются. Лиса перевернулась на другой бок, понежилась еще немного, позевала, но стук не прекратился. Оставалось одно – пойти и дать по голове настойчивым посетителям.
- Ну, чего вам? – протянула Функе, открывая.
Посетители смутились. Точнее, один посетитель, которым оказалась Сайрен. Рыбка так и замерла с занесенным для удара кулачком, глядя на лису со смесью облегчения и удивления.
- Добрый день. – вежливо поздоровалась русалка, все еще полная смущения.
- Привет. Ты проходи. – Функе посторонилась. – Прости, что я так агрессивно. Устала. И не знала, что это ты.
- Это мне надо извиниться, я пришла без предупреждения и…
Сайрен замялась.
- Проходи в комнату, сейчас я сделаю чай. И позавтракать бы…
- Пообедать. – поправила русалка. – Ужа два часа дня.
- Ого. Долго я спала. Располагайся, я сейчас.
И Функе побрела на кухню, все еще немного сонная и слегка удивленная приходом Сай. Она и подумать не могла, что рыбка когда-нибудь выйдет из своего города, да еще одна. И тем более, к ней в гости.
Гостья, судя по всему, все эти вопросы лисы понимала, так как не стала дожидаться, пока дру их озвучит, а сама пояснила.
- Мы договорились встретиться, а ты не пришла. Вот я и начала волноваться.
Тут Сай снова отчаянно смутилась и слегка порозовела. Лиса про себя посчитала это очаровательным, но высказывать комплимент поосторожничала – мало ли, как рыбка его воспримет.
- Спасибо. Мы просто... в подземелье ходили с друзьями, вернулись поздно, и я долго спала. Прости меня.
- Да ничего страшного! В конце концов, у нас не было четкой договоренности, но я думала, ты придешь. Извини, что заявилась без приглашения.
Она думала. Она надеялась? Функе почувствовала, как приятно подскочило сердце.
- Я и собиралась. И очень хотела. Хорошо, что ты пришла. Тем более, я тебя приглашала.
Русалка улыбнулась. Как показалось дру, тайд даже не обиделась на нее, хотя, по сути, поступила Функе не лучшим образом.
- Но как ты добралась? И как узнала, где я живу? И…- лиса запнулась. – Неужели Колтер отпустил тебя одну?
- Не отпустил. – Сай, уладив первичные недоразумения, успокоилась и приступила к чаю. – Колтер меня привел. И узнал в городе, где ты живешь. И проводил до двери. А потом ушел искать реку.
- Зачем?
- Купаться. – сообщила рыбка таким тоном, как будто именно этим и занимаются все существа, первый раз приехавшие в столицу другой расы.
А потом они обсуждали Город Зооморфов – сухую траву и теплый ветер, строения из дерева и камня, звероголовых оборотней и пушистых лис, которые привели рыбку в такой восторг, что Функе предложила продемонстрировать ей трансформацию наглядно.
- Ой, а можно? А это не очень утомляет?
- Совсем не утомляет. – усмехнулась дру.
Встала, оправила одежду, чувствуя себя самую малость неловко, учитывая повышенное внимание русалки. И сосредоточилась на трансформации.
Ощущения были как всегда. Все предметы вокруг стали больше, выше, зато обрели удивительную четкость. Функе почувствовала необычный прилив сил, зато магическую энергию почти полностью отрубило. Взвились вихрем розовые огоньки, опали на шерсть теплым дождем. А Сайрен вскочила, отставляя чашку, и опустилась на колени около дру.
- Какая ты!
И потянулась к ней рукой, но замерла на полпути.
- Потрогать можно?
Функе сама ткнулась носом ей в ладонь, а потом пальцы тайда прошлись по голове, шее, зарылись в мех на спине, и Сай все гладила ее, тискала и обнимала. В какой-то момент дру поняла, что уже не помнит, на каком она свете, а рыбка еще прижимает ее к груди и чмокает в нос. Было приятно.

Остальные участники похода проспали не намного больше, чем Функе. Девушки-сиды проснулись в своем доме куда раньше, да и встали не так поздно, когда Зорька, высвободив из-под одеяла сначала ногу, а потом и все тело, побрела, зевая и натягивая халат, на кухню.
Кай-ен проводила ее ленивым взглядом, поворочалась немного и тихо переползла на подушку лучницы, отчего на ее лице тут же появилась довольная улыбка. Вернувшаяся с двумя чашками Зорька оценила захват территории хмыком, но явно знала, что надо делать – поставила чашки на прикроватную тумбу, сбросила халат и скользнула обратно под одеяло.
Жрица что-то забормотала сквозь сон, попыталась оползти, но ее удержали – нежно, но настойчиво. Кай-ен подставила губы для поцелуя, обнимая лучницу за талию и чувствуя, как та гладит ее плечи. Ладони Зорьки пробежались по шее, коснулись ключиц и спустились к груди. Жрица хрипло выдохнула, мгновенно избавившись от остатков сонливости, когда подруга чуть сжала ее соски пальцами. Закинула ногу на бедро лучницы, прижимаясь к ней сильнее, и в свою очередь припала губами к смуглой коже Зорьки, целуя ей шею.
Она бы с радостью продолжила, но тут и в их дверь оглушительно забарабанили. Лучница и внимания не обратила, только плечом дернула, когда Кай-ен попыталась отстраниться, да лизнула горячим языком грудь, словно доказывая, что есть дела поинтереснее нежданного посетителя. Подруга с ней была, судя по тихому стону, совершенно согласна, но гость уходить не собирался, продолжая стучать, и жрица выпуталась из объятий Зорьки, вызвав у той недовольных фырк. Улыбнулась утешающе, пригладила темные волосы лучницы и встала, рассеянно ища взглядом одежду.
Посетителем оказался совсем юный жрец, который, смерив Кай-ен восторженным взглядом, сообщил, что их срочно вызывает Старейшина. Пришлось собираться. А потом и лететь куда-то на север, к одинокой точке, отмеченной на карте. И опять срочно.


Молодая дру по имени Айрис в подземелье не ходила, но и она хотела выспаться. И ей тоже не дали. Утром в ее комнату вторгся двоюродный брат, приехавший погостить, и громогласно потребовал, чтобы ему приготовили завтрак. Айри попыталась отбиться, но брат был неумолим. Нет, мамина стряпня ему не подходит. Нет, сам он готовить не умеет. Но он голоден и хочет есть. И именно суп. И только рыбный. Лиса вздохнула, но, зная родственника, встала и отправилась к речке.
К сожалению, братец Айрис любил суп из рыбы, ловить которую отваживался далеко не каждый. Сама дру с радостью бы держалась от нее подальше, но в их семье только у нее была прирученная черепаха.
Дойдя до реки, лиса успела не только проснуться, но и проголодалась. Правда, в окрестностях Города Зооморфов росло достаточно съедобных ягод, и девушка с удовольствием ими закусила и, довольная и сытая, залюбовалась водой. Ей всегда нравилось плавать. Не столько в облике лисы, когда мокнет шерсть и лапы беспомощно вязнут в иле, сколько человеком – рыбкой скользнуть в поток, хвостом взбудоражить волну. И быть свободной.
Айрис огляделась. На первый взгляд никого рядом не было, и девушка, сбросив верхнюю одежду, ступила в реку. Вода обняла ее ступни, теплое течение ласково касалось кожи, и дру нырнула, вызывая пета.
Огромная черепаха покрутилась возле нее, требуя ласки, и поплыла на охоту, а Айри прикрыла глаза, наслаждаясь покоем. Она могла бы вечно резвиться в воде, то спускаясь глубже, то выныривая, кувыркаясь, играя. Но пет вернулся, довольный, что выполнил задание, и Айрис, погладив черепашью морду, поплыла к берегу – в конце концов, не стоит заставлять гостей сидеть голодными.
Неладное дру почувствовала, когда уже начала одеваться. Обернулась, готовая вызвать волчонка, наземного пета, да так и застыла. На прибережном камне сидела русалка. Присмотревшись, лиса с удивлением поняла, что русалка совсем даже русал – и по чертам лица, и по ширине плеч это был самый настоящий мужчина. Ниже торса у него, правда, начинался синий хвост, которым парень увлеченно взбивал на воде пену. И улыбался, глядя на дру.
Айрис сглотнула, осознав, что уже пару секунд не дышит. Мелькнула мысль, что в реке завелись новые монстры, и вот этого неплохо бы приручить. Но потом парень наклонил голову, позволяя золотым волосам мазнуть плечо, и поздоровался.
- Привет.
- Здравствуйте.
Почему-то она решила, что он старше нее. Лицо у него было красивое, с острыми, немного хищными чертами, и раскосые глаза смотрели хоть и дружелюбно, но очень цепко. Она поежилась под этим взглядом, хотя губы незнакомца и растянулись в широкой улыбке.
- Ты хорошо плаваешь. – похвалил парень, и дру тут же залилась краской, поняв, что он видел ее в не самом одетом виде.
- Спасибо. – и уже сердито добавила. – Могли бы и сказать, что вы здесь!
- Вот я говорю.
- Я там… я там не одета была.
Парень хмыкнул.
- Я здесь тоже без костюма, как видишь.
И ведь не поспоришь даже! Айрис недовольно тряхнула светлыми кудрями, смерила незнакомца самым строгим из своих взглядов и лишь после этого вспомнила о приличиях.
- Меня зовут Айрис.
- Колтер.
И замолчал.
- Очень приятно.
На самом деле, приятно ей не было ни капли, но любопытно – очень, и дру решила продолжить разговор.
- Мне тоже. – пожал плечами парень.
- А что ты здесь делаешь?
- Купаюсь.
Ответ был логичным до ужаса.
- Вообще-то я в вашем городе в гостях. – пояснил Колтер. – И решил поплавать в незнакомых водах.
- О…
- А ты? Тоже любишь купаться?
- Немного. Но сейчас я рыбу ловила. На завтрак.
Сказав это, Айри внезапно поняла, что уже и так задержалась. Сначала плавала, а потом с парнем болтала. И наверняка родные уже беспокоятся.
Уходить не хотелось. До нее только сейчас дошло, что Колтер, вероятно, из новой таинственной расы, и его можно о многом расспросить. Помявшись немного, дру решилась уточнить, как долго он пробудет в гостях, на что получила лучезарную улыбку и обещание никуда не уходить, пока они не встретятся еще раз. И, осчастливленная, побежала домой. Все складывалось как нельзя лучше.

Если бы кто-то вздумал записать летопись Идеального мира, то утро, несомненно, было бы названо началом Дня,_когда_никому_не_давали_отдохнуть. Психик по имени Фуэго был разбужен собственным слугой и, поднявшись, понял, что ненавидит мир куда больше, чем обычно. Нерадивого помощника можно было бы и убить за такое, но шаман ограничился увольнением. И почувствовал себя чуть-чуть лучше.
За завтраком реальность преподнесла очередной прелестный сюрприз в виде поссорившихся сестер. Если бы родители когда-то спросили маленького Фуэго, хочет ли он родственников, тот, конечно же, объяснил им, что его одного вполне хватит. Но окружающие психика существа уже тогда были непроходимо глупы, и спросить не додумались. В результате чего Фуэго получил вначале одно хнычущее создание, а через год и второе.
Первое назвали Сайрен, и парень долго гадал, имеет ли девушка какое-то отношение к его роду. У нее была семейная синеватая кожа и светлые косы, но остальное взялось вообще незнамо откуда. Начиная с черных глазищ, которые даже самому Фуэго казались жуткими, и заканчивая характером, который парень затруднялся описать в приличествующих обществу выражениях. Единственное, что шаман готов был признать за сестрой, так это талант. В остальном же она его неизменно разочаровывала.
При этом Сайрен даже не пыталась завоевать одобрение старшего, полностью поддерживала идею интеграции тайдборнов в мировое общество и, что хуже всего, общалась с его, Фуэго, заклятым врагом. И не просто общалась, а едва ли не хвостиком ходила за проклятущим Колтером. При чем делала это из чистой вредности.
Потерпев такую неудачу с первой дочерью (а что это была неудача, Фуэго понял с первых дней, проведенных с сестрой), родители не остановились, а «осчастливили» его еще одним подарком.
Вторую хныкалку парень назвал сам, поняв, что никто больше не сможет правильно вырастить его будущую помощницу. Правда, повозившись немного, он осознал, что и Фрио далека от совершенства. Но она, несомненно, была лучше Сайрен, выше, симпатичнее, и глаза у нее были такие же темно-синие, как у брата. И семейный дар, куда без этого.
К сожалению, пагубное влияние старшей сестры превратило Фрио в такую же закомплексованную дуру, какой была, по его мнению, Сайрен. Но зато эта дура была предана ему и терпеть не могла Колтера. А это, по мнению Фуэго, позволяло ей занять место подле него.
Удивительно, но, вопреки природной скромности и молчаливости, его сестры при ссорах друг с другом превращались в настоящих фурий, и скандалы их способны были довести до инфаркта. Усложнялась ситуация тем, что Сайрен даже вид не делала, что слушается брата, потому прекратить сцену одним шиком, как это происходило с Фрио, психик не мог.
И тем более шокирующим оказывалось для него, когда девушки, пропустив мимо ушей все его попытки утихомирить их, вдруг неожиданно мирились и убегали вместе в магазин. Фуэго понимал, что от женщин многого ждать не стоит, но все равно каждый раз удивлялся.
Судя по содержанию реплик, долетевших до него, пока шаман спускался по лестнице, сестры поссорились по поводу некой новой подруги Сайрен. Фрио пыталась объяснить сестре, что общаться с иными расами недостойно ее рода, но та, как обычно, делала все, чтобы рассердить его, Фуэго. Знала, что он, как истинный тайдборн, против всех этих сухопутных недоразвитых, и в пику ему поддерживала Колтера. Как всегда.
У Фуэго разболелась голова от их голосов. Спустившись, шаман сердито зыркнул на обеих, но вняла, как обычно, только младшая.
- Как ты?
У Фрио волосы были длиннее, чем у сестры, и прямые, как у самого парня. Вьющиеся кудри достались Сайрен неизвестно от кого и вызывали у Фуэго глухое раздражение.
- От ваших криков стекла лопаются.
- Мы не хотели будет тебя, брат. – смутилась Фрио, в то время как старшая только фыркнула пренебрежительно.
- Вот и не будили бы.
Младшая шаманка опустила голову, принимая упрек. Оглянулась на сестру, но та спокойно принялась за еду.
- Могла бы и подождать, пока брат придет. Мы семья и должны садиться за стол вместе. – упрекнула ее Фрио.
- Не я виновата, что Фуэго поздно встает. За мной скоро Колтер зайдет, так что я тороплюсь. Или мне стоило пригласить его присоединиться к нам?
И Сайрен подняла на брата невинный взгляд. Тот подавил желание все-таки удушить малявку, раз уж не сделал этого ранее, и промолчал. Ввязываться в детский спор? Вот еще! Но сестра тоже хороша, пригласила домой этого!
Шаман еле удержался от проклятий, когда ненавистный син пришел за сестрой. А когда два этих раздражающих создания наконец удалились, понял, что начавшийся таким образом день не может сулить ничего хорошего.
Фуэго прекрасно понимал, что в Идеальном мире далеко не все так уж идеальны. Более того, львиная доля населения была столь нелепа, что парень не раз задумывался о том, как хорошо было бы затопить все территории, на которых жили остальные расы, устроив, таким образом, рай для тайдборнов.
К сожалению, не все разделяли его мысли. И даже среди соплеменников шаман с удручающей регулярностью встречал особей, которых даже убивать было противно. Он привык и перестал их ненавидеть. Только отвращение испытывал.
Но было одно существо, которого психик готов был убивать снова и снова, раз за разом. Существо, которое стояло на пути его, Фуэго, счастья. Существо, само наличие которого в Идеальном мире превращало его в ад.
Колтер.
Шаман даже представить себе не мог, что есть что-то хуже Колтера. Собственно, такого, вероятно, и не было. Потому что Колтер, несомненно, был самым ужасным созданием вселенной. И его существование само по себе подтверждало несовершенство мира.
Фуэго был полон решимости исправить эту ошибку природы. Но проклятый син оказался удивительно силен. И поразительно настырен. Даже втерся в доверие к его, Фуэго, какой никакой семье!
Шаман знал, что уничтожение Колтера потребует от него всех сил, и был готов к этому. В конце концов, так даже интереснее.

Функе так и не поняла, сколько времени прошло. Сначала они валялись на полу, и Сай ерошила ее шерсть, чесала за ухом и прижималась к лисьему носу грудью. И дру вдыхала ее запах, который так нестерпимо кружил голову, и уплывала куда-то к облакам, как если бы у нее были крылья. А потом вернулась в человеческий облик, и они еще долго разговаривали: о встрече, неожиданной дружбе и обо всем, что приходило в голову. И Сай оказалась такой прекрасной собеседницей, что они не могли остановиться, и даже не поднимались с пола: рыбка сидела, опираясь спиной о диванчик, а Функе положила голову ей на колени, размышляя, как это естественно и приятно. И когда тайд улыбнулась чему-то, чуть прикрыв глаза и наклонив голову, отчего ее светлые кудри скользнули вниз, лиса так же естественно приподнялась и потянулась вверх, чтобы коснуться губ тайда своими. И это тоже оказалось приятно.

А потом в дверь опять постучали. Воистину, это был день, когда никому не давали отдохнуть.

@темы: Perfect World