What time is it? - It's Spacetime!
все еще шифруюсь
Когда наконец наступил день, на который назначили поход, оказалось, что никто толком не готов.
Нет, Штром то готов как раз был. Утром. Но Старейшина сидов неожиданно нашла ему важнейшее в мире дело, и, хотя парень собирался отложить его, Зорька с Кай-ен были против такого поворота событий. Воспользовавшись тем, что предполагаемый лидер маленького отряда небрежным движением лапы отмел их план как совершенно неприспособленный к исполнению, и выдвинул свой, в котором участие Штрома было не столь критично необходимым, девушки без церемоний выпихнули Сида на задание.
Сами Зорька с Кай-ен идти поначалу были настроены решительно, но утром жрица почувствовала себя окончательно выздоровевшей, и решила утешить подругу, которая из-за волнения за ее, жрицы, жизнь и здоровье, последние дни сама на себя не походила. Да так усердно утешала, что они чуть не опоздали на встречу, а когда пришли, поняли, что, в общем-то, не против бы отложить ее на пару часиков.
Функе, чья роль в новом плане предполагала вытягивание монстров из толпы, и, таким образом, делала лису более значимой в отряде, не радовалась даже неожиданному повышению. Нервничала, конечно, из-за ответственности, но еще из-за Сайрен. И когда вместо знакомой рыбки на место встречи явилась совершенно другая, дру окончательно скуксилась.
Фрио, которая как раз и пришла вместо Сай, с удивлением и изрядной долей брезгливости осмотрела всех членов отряда, и поняла, что сестра связалась со скопищем психов. Потому шаманка постаралась сразу отгородиться от всех и лишь согласилась мысленно с братом.
Ну а Тайгарен, занявший место неформального лидера и ожидавший веселого приключения в удалой компании, понял, что глубоко ошибался. И даже слегка расстроился. Но отказываться от своего слова не собирался, а потому честно рассказал всем и каждому о его обязанностях, получил в ответ согласные кивки (от сидов), кислую улыбку (от Функе) и презрительно-высокомерный взгляд (от Фрио), и пообещал себе, что приведет этот странный отряд обратно в целости и сохранности. А потом пусть разбираются.

На речку Айрис все-таки пришла – соскучилась по Колтеру и поняла, что не простит себя, если не успеет с ним попрощаться. К тому же, парень явно не был виноват в том, что дру в него влюбилась, а за желание вернуться скорее домой сина вообще нельзя осуждать.
Так что утром лиса наскоро перекусила и поспешила к воде, надеясь, что Колтер еще не ушел. Или уплыл. Второе правдоподобнее.
На берегу парня не оказалось. Айри немного потопталась на месте, даже позвала, но рыб не появился, и дру, скинув одежду, ступила в воду. Скользнула вглубь, рассекая поток, завертела головой, высматривая знакомый синий хвост.
И вскоре Колтер оказался рядом, задел чешуей обнаженную ногу дру, мазнул золотыми волосами по щеке. Подплыл ближе, ближе, почти вплотную, обхватывая лису за плечи, и она спиной почувствовала выступающие на его груди плавники. Они больно царапнули кожу, девушка дернулась, но син держал крепко, и она вывернулась в его объятиях, однако вырваться не смогла, и замерла, потому что лицо Колтера было слишком близко. На какое-то мгновение они просто смотрели друг на друга – дру заворожено, а парень с легкой насмешливой улыбкой, а потом он все-таки поцеловал ее. И оказалось, что поцелуи в воде более чем восхитительны, и Айрис поняла, что дрожит от возбуждения, а еще были руки сина, прижимающего лису к себе, и прохладный поток реки.
К сожалению, дру, в отличие от парня, жить под водой не могла, так что ей пришлось все-таки выбраться на берег. На свежем воздухе она поежилась, недовольно дернула хвостом, стряхивая капли, и тоскливо взглянула на реку, ожидая увидеть там рыба. Как жаль, что они принадлежат к разным расам! Будь Колтер морфом, человеком или даже сидом, дру бы смирилась. Но хвост портил все.
Однако, вопреки ожиданиям, син не собирался торчать в реке. Метнулся на берег, на ходу перекидываясь, и в следующую секунду перед лисой стоял уже самый обычный парень.
Правда, кожа у него оказалась сиреневатая, исписанная завитками рисунков-татуировок, а вместо ушей из светлых, хоть и уже не золотых, волос торчали плавнички, но в остальном Колтер был обычным – две руки, две, что самое интересное, ноги. И, главное, никакого хвоста.
И Айрис внезапно поняла, что такой Колтер даже более привлекателен, чем золотоволосый рыб, и целоваться с ним было, кажется, еще приятнее, чем раньше.
- Ты меня обманул! – не преминула рассердиться дру, когда ей потребовался глоток воздуха и пришлось оторваться от сина.
- Я?
- Ты. Почему ты не сказал, что можешь превращаться в человека?
Если Колтер и до этого не выглядел виноватым, то теперь он вообще рассмеялся ей в лицо.
- Неужели это не было ясно с самого начала? И как я, по-твоему, явился в ваш город? Вплавь?
- Может и вплавь.- окончательно обиделась дру. – Кто вас, тайдов, знает?
- Айри. – успокаивающе улыбнулся Колтер, обнимая ее за талию. – Это смешно. Это как если бы я сказал, что ты превращаешься из лисы в человека, а не наоборот.
- То есть русалка – твоя вторая форма?
- Точно.
- Но ты сидел здесь в этой форме не один день?
- Люблю плавать. – пояснил син.- Разве нет дру, которые большую часть времени проводят в шубе?
- Есть.
Айрис уже и сама поняла, что сглупила, ведь простейшая логика должна была поставить крест на всех проблемах. Тем не менее, дру продолжала честно страдать, пока Колтер сам не развеял в прах ее сомнения.
- Ну так в чем я виноват?
- Во всем!
- А, ну конечно.
И парень снова рассмеялся, и, все еще фыркая, укусил ее за лисье ухо. Айри пару мгновений подумала, а потом и себе улыбнулась, обхватывая сина за шею.

Фрио искренне презирала наземников. Ее удивляли люди, неспособные превращаться в русалок, раздражали сиды, живущие на деревьях, а уж морфы так и вовсе стояли намного ниже того уровня существ, которых рыбка признавала хотя бы относительно разумными.
Потому когда шаманка увидела своих соратников по команде, они вызвали у нее только отвращение. И если с крылатыми девушками можно было смириться – в конце концов, они порхали где-то в небе и вообще мало интересовались кем-то, кроме друг друга, то рыжая девица с лисьим хвостом и ушами была все время рядом. И даже пыталась как-то вовлечь Фрио в разговор, что раздражало неимоверно. Но и даже она была лучше, чем здоровенный тигроголовый… Впрочем, назвать его мужчиной шаманка не решилась бы – разве что самцом, как это принято у животных.
Так что когда ей предложили для ускорения передвижения не идти пешком, а усесться на белого тигра, в которого превратился Тайгарен, Фрио пришла не только в гнев, но и в ужас. От мысли, что придется прикоснуться к его шерсти, да еще и прижаться к звериной спине, шаманке стало плохо. Она скривилась, борясь с желанием высказать новым знакомцам все, что о них думает, но на выручку неожиданно пришла Функе.
- Все в порядке, недалеко ведь, можем и пешком.
Оборотень только хвостом махнул и умчался вперед, а лиса подобралась к заметено расслабившейся Фрио.
- Значит, Сайрен заболела?
- Да.
Она уже объяснила, почему пришла вместо сестры, и решительно не понимала, зачем друидка переспрашивает.
- Ясно.
И Функе печально вздохнула.
«Да она мне не верит!» - неожиданно подумала рыбка. И тут же пришла другая мысль, полная искреннего негодования – «Да за кого она меня принимает!»
- Сестре плохо. И не в последнюю очередь по вашей вине.
И замолчала. Судя по изменившемуся лицу дру, укол попал точно в цель. В праведности своих слов шаманка не сомневалась – хотя Сайрен на самом деле заболела исключительно из-за собственной глупости, наверняка и лиса была хоть в чем-то да виновата. Вот пусть и чувствует эту вину. Не одной же Фрио страдать.

Поход, который вызывал у всех такие сильные чувства, производил на Кай-ен двойственное впечатление.
Конечно, она твердо намерена была выполнить поставленную перед ними задачу, даже если не вышло с первого раза. И в глубине души радовалась, что друзья не колеблясь организовали целую экспедицию, не только в помощь, но и в качестве акта мести за саму жрицу.
Однако в то же время ее смущал размах действия, да и то, что привлечены были совсем незнакомые люди. А еще она волновалась за Зорьку и то и дело чувствовала ощутимые уколы совести за то, что заставила лучницу поволноваться. От второго жрица почти избавилась утром, хоть и не настолько, как хотелось им обеим, а первое девушка собиралась победить самым банальным образом – сделать незнакомых знакомыми.
Тайгарен, судя по всему, и сам не против был подружиться с ними, и сид, понаблюдав немного, решила, что он неплохо впишется. Тигр ей понравился, хотя Кай-ен обычно и не жаловала незнакомцев. Однако к Функе он относился с искренней, хоть и немного покровительственной, симпатией, а к делу подошел ответственно, и жрица оценила его старательность.
Сайрен девушке запомнилась смутно – сначала сид была без сознания, а потом организм ускоренно регенерировал под действием заклинания шаманки, и так вышло, что почти все время их краткого знакомство Кай-ен отчаянно боролась с болью в той или иной части тела. Но общее впечатление от рыбки осталось целиком положительное – тайд была скромной и тихой, но настойчиво-заботливой. И очень симпатичной.
Сестра ее оказалась не меньшей, если не большей, красавицей, и, в целом, походила на Сайрен. Однако на контакт идти, в отличие от подруги Функе, не собиралась. Да и, кажется, вообще их побаивалась. Зорька на такую нелюдимость не отреагировала – она и сама не большим была любителем общаться, а вот Функе явно расстроилась. Впрочем, было ли это следствием угрюмости Фрио, или, что более вероятно, отсутствием Сай, жрица пока раздумывала. Тем не менее, Кай-ен не склонна была оценивать кого-либо так быстро, и к молодой шаманке не стала относиться плохо только из-за ее настроения. Наоборот, оценила, что Фрио все же пришла им помочь, значит, сестру любила и была достаточно ответственной. Это значительно подняло ее авторитет в глазах жрицы, и Кай-ен дала себе зарок сначала узнать шаманку получше, если та позволит, а потом уже решать, что о ней думать.

Что касается Сай, то она честно послушалась сестру и осталась в постели, чтобы отоспаться и отдохнуть. Однако заснуть не смогла – мучило беспокойство за Фрио и мысли о дру.
Что касается младшей шаманки, Сайрен прекрасно знала, что ее сестра невероятно талантлива, не меньше, чем она сама или Фуэго. Но не волноваться не могла - все-таки Фрио была младше, да и остальные расы не жаловала, и поладить с друзьями Сай вряд ли смогла бы.
Ну а Функе так и вообще не выходила у русалки из головы. То, что она увлеклась девушкой, шаманку не смущало. В конце концов, любовь всегда любовь, независимо от пола – это Сай усвоила давно. Еще с той истории с красивым молодым шаманом Мэйталем, которого Колтер опекал почти так же как ее саму. По крайней мере, ей так казалось, а потом она нечаянно упомянула об этом при брате и услышала много нового. Фуэго, помнится, тогда здорово вышел из себя, оскорбляя сина, а юная Сай далеко не сразу набралась смелости спросить Колтера, правдивы ли слова родственника. На что получила пару минут искренне веселящегося друга и утвердительный ответ от обоих парней. Немного удивилась, но привыкла. Тем более что Мэйталь был не единственным юношей, сходившим по Колтеру с ума.
Правда, сама Сайрен всегда думала, что влюбится в мужчину, да и остальные ожидали от нее того же. Знавшие ее тайдборны вообще недоумевали, почему шаманка еще не отдала свое сердце Колтеру. Но для рыбки син оставался другом – очень близким, почти родным, но другом. А вот от дру ей хотелось большего, много большего.
Осознав этот простой факт, рыбка только вздохнула. Сама она не считала это странным, но Функе вполне могла, да и поведение лисы наглядно показывало, что она от Сай ничего не хотела – совершила ошибку, с кем не бывает. И русалка решила, что промолчит о своих желаниях – для нее это был единственный способ остаться с дру хотя бы друзьями.
После принятия решения мысли шаманки пошли по второму кругу и вернулись к Фрио. Сестра ненавидела остальные народы, но ради нее отправилась в Город Зооморфов, и Сай почувствовала прилив благодарности к родственнице. И вспомнила, как они иногда запирались в комнате, болтая обо всем, и могли часами веселиться, если только не затрагивали в разговоре брата или Колтера, иначе все заканчивалось кратким, но бурным скандалом.
А потом шаманка услышала, как кто-то поднялся на второй этаж и подошел к ее комнате. Скрипнула дверь, девушка предусмотрительно закрыла глаза – наверняка это Фуэго, а выслушивать его мнение о всяких дурочках, способных подхватить простуду, не хотелось. И притворилась спящей, стараясь дышать размерено, в то время как визитер приблизился к кровати и осторожно положил ладонь ей на лоб. Пальцы были прохладные, и Сай пожелала, чтобы брат остался, но шаман только фыркнул недовольно и вышел. Теперь еще раз уверится, что сестра у него нелепая, ну и ладно. Сайрен и сама фыркнула, выразив таким образом все свое пренебрежение к мнению родственника, перевернулась на другой бок и провалилась в сон.

Натянуть кофту Айрис удалось только с третьего раза. Она с притворным гневом посмотрела на Колтера и пожаловалась на усталость, на что син только рассмеялся. Но одежду отдал, и на том спасибо. Вначале кофточка вообще не мешала, они прекрасно справлялись и так, но потом их потянуло в речку, и девушка немного промокла, так что Колтер, прекрасно изучивший берег, показал ей тайное и красивое местечко, где можно было просушить одежду, и, проявляя старательность, принялся помогать раздеваться. Да так усердно помогал, что, фактически, сам же ее и раздел. Именно этого Колтер и хотел. Айри, впрочем, тоже.
- Давай я помогу.
- Ты мне уже помогал.- фыркнула дру.
- Помогу еще раз. – не смутился син.
Айри задумалась. Дома ее ждали только к вечеру, место оказалось хорошим, и настроение у дру было чудесным. Полулежащий на сухой траве Колтер с растрепанными светлыми волосами выглядел довольным котом. Даже на солнце жмурился похоже.
- Помоги. – рассмеялась девушка.
- С удовольствием.
И парень плавным движением переместился ближе, в очередной раз отбрасывая многострадальную кофточку, и потянул дру к себе. Лиса улыбнулась, но послушалась, позволяя ему сделать это. И немного больше. Так что Колтер получил все, что хотел. И не один раз. Но Айри осталась довольна.

Пусть Фрио и ненавидела наземников, но она не могла не признать, что справилась команда хорошо. И даже больше того. Поначалу все казались сосредоточенными на своих делах, но когда они дошли до искомой точки, девушки-сиды спустились в последний раз обсудить стратегию, и шаманка честно выбросила из головы все лишние эмоции, сосредоточившись только на деле.
Оказалось, что лиса хорошо справляется с вытягиванием монстров, а тигр прекрасно дерется. Жрица успевала позаботиться, чтобы на каждом висели мерцающие символы ее благословений, а точность и сила лучницы произвели на Фрио самое благоприятное впечатление. Впрочем, и она сама, судя по всему, поразила соратников, и шаманка ощутила прилив гордости, когда Кай-ен бросила сверху что-то одобрительное, посылая ей очередной бафф.
Однако не обошлось и без неурядиц. Один раз Функе чуть не потеряла голема, когда на него бросилось сразу несколько врагов, а потом дру, отчаянно лечащей пета, и самой пришлось спасаться. Но жрица вовремя кастанула исцеляющее заклинание, а несколько стрел Зорьки окончательно разрешили проблему. Да и сама Фрио, увлекшись, умудрилась переагрить на себя здоровенного волка, но ей на выручку пришел тигр, и шаманка дала себе зарок поблагодарить полосатого, ведь на ней не осталось и царапинки, а ему пришлось прибегнуть к помощи Кай-ен.
А потом они сидели на скалистом выступе, медитируя, и шаманка с удивлением обнаружила, что остальные расы действительно просто усаживаются, и вокруг них с легким звоном мерцает радужный круг. Сами соратники, правда, тоже с удивлением созерцали ее русалочью форму, висящую в водяном пузыре.
Пока они медитировали, их силы медленно восстанавливались. Фрио с интересом разглядывала местность, зная, что сейчас ее цветные жемчужины загораются одна задругой.
Они все носили их - связки мелких камешков, красных и синих. Синие хранили магическую энергию, и чем сильнее был человек, тем большее количество жемчужин мог заполнить. Красные же защищали от ранений.
Погаснут синие, значит, кончилась энергия, а без нее не особо поколдуешь, и Фрио внимательно следила за ними. Красных у нее было всего пять, и шаманка старалась не доводить дело до рукопашной, так как гасли они почти мгновенно. А с потускнением последней срабатывала система защиты, телепортирующая несчастного в ближайший город. Были, правда, порошки и всевозможные зелья, позволяющие восстанавливать жемчужины прямо во время боя, но не все успевали ими воспользоваться. А еще Кай-ен знала чудесные заклинание, повышающие скорость регенерации, и именно они помогли команде успешно преодолеть трудности.
Почувствовав, что магическая энергия полностью восстановилась, Фрио перекинулась, отбрасывая русалочью форму, и довольно потянулась. Хоть ей и пришлось общаться с наземниками, прогулка рыбке понравилась. Однако задерживаться дольше необходимого она не собиралась, так что церемонно распрощалась со всеми и убедила Функе, что прекрасно помнит дорогу в Город Зооморфов.
Затем Фрио подошла к оборотню. Воспитана она была хорошо, и воспитание требовало поблагодарить спасшего ее здоровье зверя, даже если он не поймет, что она говорит. В разумности тигроголового девушка все еще сомневалась.
Полосатый, завидев ее, перекинулся в двуногую форму, но ничего не сказал, а на ее слова только помахал рукой, пробормотав что-то неразборчивое, и Фрио окончательно убедилась, что он и говорить толком не может. Что тут сказать, наземники. Девушка была рада, что возвращается домой. А еще ей очень хотелось пересказать сестре все, что произошло.

@темы: Perfect World