22:00 

фф - глава 8

What time is it? - It's Spacetime!
фф
Мир сиял. Мир искрился зеленью, переливался оливковой желтизной, вспыхивал изумрудом. Мир был прекрасен. Именно так прекрасен, как хотели сиды. И даже больше.
Сай восхищенно покрутила головой, отметив, что раса, живущая в этом великолепном месте, так же хороша, как и их дом.
Рыбке нравились сиды. Нравились белые крылья, изящные фигуры и гордые лица. Нравилась их способность летать всегда, с самого рождения и до смерти, нестись против ветра, одолевая высоту.
Сайрен понимала, что из всех рас, сиды были, наверное, самыми красивыми. И потому ничуть не удивилась, что Функе выбрала Штрома. Прекрасная лиса и молодой лучник – что могло быть естественнее? Они почти всегда вместе – вот и сейчас пришли на встречу раньше всех и болтают, смеясь, и дру доверительно наклоняется к сиду, а ее рыжий хвост скользит по ноге парня. Сай видит перед собой органичную пару, но ей требуется пара мгновений, чтобы вернуть себе спокойствие, стереть с лица печальное выражение, справиться с болью. И только после этого русалка может дать о себе знать: машет друзьям рукой и приветливо улыбается.
Функе тут же вскакивает ей навстречу, Штром тоже поднимается, пододвигает стул.
- Остальных еще нет. – дружелюбно сообщает лучник.
А потом они болтают – и Сай чувствует, что ей хорошо и весело, хотя нет-нет, да и проскакивает зависть, ведь Штром так близко к Функе, так недостижимо для русалки близко.
А потом подтягиваются остальные. Зорька привычно уже молчит, и русалка тихо любуется ее острым профилем и торчащими ушками, а Кай-ен вручает шаманке подарок, хотя Сай даже не участвовала в походе. Однако сиды и слушать не хотят, у них есть сувенир и для Фрио, и, кажется, они искренне хотят, чтобы младшая психик пришла.
Тайгарен добродушно интересуется, как она себя чувствует, и, помявшись, спрашивает, придет ли сестра. А Сайрен знает, что та придет, и не из-за приглашения Функе, а потому что недавно была в Городе Драконов, и тигр попросил ее об этом. Фрио вообще вспоминает о той прогулке с удовольствием, и старшая шаманка заинтересованно поглядывает на обора – ведь если ей не повезло в любви, это не значит, что Фрио тоже не повезет. Тайга психику, в принципе, нравится, и ее умиляет, как смущенно выглядит тигр, когда она благодарит его за помощь сестре.
- Ничего особенного. – бурчит обор, отворачиваясь.
А Сай думает, что, не будь шерсти, он покраснел бы. И улыбается. И одновременно приходит опасение, что Фрио, ее драгоценная сестра, воспитанная Фуэго и похожая на него, легко может оскорбить этого доброго, в общем-то, мужчину. И разбить ему сердце. Сестра это может, считает Сайрен, и одновременно вспоминает, что ее сердце – вот оно, и оно тоже не цело. И пытается не расстраиваться, а просто радоваться встрече с друзьями. И не думать о том, что скоро приедут родители.

Единственное, чего хотела Функе, так это поменять местами Штрома с Сай. Чтобы лучник сидел напротив, а шаманка рядом, и ее вьющиеся волосы щекотали щеку. Друг не был бы против, а психик… Лиса понимала, что должна держать себя в руках, если не хочет потерять Сайрен навсегда, и честно держала, но мысли и желания не поддавались контролю.
И она сидела, болтала с ребятами, а сама время от времени поглядывала на шаманку, на ее губы, так красиво складывающиеся в улыбку, на глубокие черные глаза, и иногда ловила ответный взгляд.
Кай-ен подарила Сай изящное ожерелье, удивительно сочетающееся с ее синей кожей, сама застегнула его на шаманке, мельком показав Зорьке язык, и дру с пугающей ясностью поняла, что сиды никогда и не скрывали свои отношения, просто она, Функе, этого в упор не видела.
Штром обернулся, словил ее пораженный взгляд и рассмеялся.
- Восхищаешься своим умом и сообразительностью? – полюбопытствовал лучник.
Лиса фыркнула. Надо же, друг сразу понял, о чем она думает. А все потому, что пока она смотрит на Сай, Штром глаз не спускает со жрицы. И оба объекта их мечтаний недоуменно поворачиваются к ним, не понимая, о чем речь.
- Ну сглупила я, сглупила! Хватит уже над этим насмехаться.
Шаманка неожиданно дернулась и опустила взгляд, но не успела Функе подумать над этим, как Кай-ен улыбнулась и сообщила.
- О, Фрио! Мы так рады, что ты пришла.

На встречу Фрио все-таки отправилась. Скажи ей кто-то месяц назад, что она согласится на подобную авантюру, девушка бы оскорбилась, но сейчас она даже не раздумывала. Брат был занят подготовкой к приезду родителей, Сайрен всеми силами рвалась увидеться с Функе, а Фрио… Фрио желала просто хорошо провести время. И еще, чуть-чуть, совсем немного, ей хотелось увидеть Тайгарена.
Рыбка отдавала себе отчет, что идет против воли Фуэго, едва ли не впервые проявляя такое дерзкое непослушание, но решила, что может себе это позволить. Тем более, брат был чем-то явно недоволен, не так как обычно, когда он быстро вспыхивал, но так же скоро успокаивался. Нет, сейчас Фуэго выглядел скорее смертельно уставшим, чем злым. И бурчал меньше обычного, и почти не повышал голос, но девушки, да и все живущие в доме физически ощущали его недовольство. Сай и слуги поступили как всегда разумно – сократили срок пребывания в тех комнатах, где можно было застать молодого хозяина, и старались вообще не попадаться ему на глаза. Фрио тоже стоило бы это сделать, но русалка слишком сильно любила брата, чтобы не попытаться хотя бы своим присутствием поддержать его. И хотя все искренне верили, что любое живое существо способно лишь еще больше разгневать Фуэго, младшая шаманка знала, что брат, на самом деле, так же нуждается в общении, как и все вокруг.
Потому она решила очистить свою совесть хотя бы тем, что перед встречей зайдет узнать, не требуется ли ему помощь, и, если он ее прогонит, что случится с вероятностью сто процентов, смело и с чистой душой отправится в Город Сидов.
Так что, чмокнув сестру в щеку и пообещав по возможности придти, психик выпила для храбрости чаю и направилась в комнату брата.
В принципе, Фрио знала, что у Фуэго были любовницы. Глупо было бы ожидать, что брат вообще ни с кем не встречается. Однако контакты с другими тайдами шаман свел к возможному минимуму, и сестры его редко видели с кем-нибудь, а если и видели, то чаще всего это оказывалась дуэль, на которой брат демонстрировал всем желающим, как стоит или не стоит вести себя с представителями Дома Дождя. Так что о наличии у Фуэго личной жизни девушки подозревали, но доказательств не видели. Да и не искали, если честно.
Тем удивительнее оказался для Фрио тот факт, что в комнате брата кто-то был. Она услышала голос, высокий женский, еще незнакомый, и замерла, не решаясь постучать. Тем не менее, брат, судя по всему, ее шаги уловил, распахнул дверь и смерил шаманку взглядом.
- Что тебе нужно?
- Я…
- Проходи.
Шаман посторонился, пропуская ее, и девушка вынуждена была послушаться, хотя мешать не хотела. И уж тем более не желала знать, что в жизни брата есть еще женщины, кроме них с Сай.
- Привет.
Находящаяся в комнате женщина шаманку поразила. Первым делом тем, что оказалась не психиком. В принципе, в обществе тайдов не существовало дискриминации по профессии, однако Дом Дождя целиком и полностью состоял из одних только шаманов, и девушка знала, что брат недолюбливает убийц. Тем не менее, в его комнате стояла ассасинка, и не похоже, чтобы Фуэго это злило.
Вторым сюрпризом для шаманки оказалась внешность синки. У девушки была достаточно редкая для тайдов смуглая кожа, красивейшего шоколадного оттенка, и короткие светлые волосы. Однако, вопреки необычности, убийца показалась Фрио очень привлекательной, и девушка втайне позавидовала ее округлой фигуре, в которой стройность органично сочеталась с крутыми бедрами и внушительной грудью.
- Меня зовут Шен. А ты, вероятно, Фрио.
Шаманка кивнула, вопросительно взглянула на брата, но тот только скривился. Правда, до объяснений снизошел.
- Шен будет меня охранять.
По его тону было понятно, как сам психик относится к необходимости охраны, но от комментариев брат воздержался.
- Совет считает, что Фуэго из Дома Дождя нужно обезопасить. Тем более сейчас.
Голос у синки был красивый – глубокий, с чуть заметной хриплой трещинкой.
Фрио вспомнила, что брат поддерживает Совет, а потом вспомнила и то, что сама его поддерживает. А, значит, ненавидит наземников. И, значит, считает себя выше Тайгарена. Почему она сразу вспомнила о тигре, шаманка не поняла, но вспомнила она именно о нем. И решила, что не хочет думать о Тайге плохо. Не может думать плохо. Но и идти наперекор брату тоже не может и не хочет.
И Фрио нашла только один выход из ситуации – уйти. Разговор с синкой мог вызвать у нее другие странные мысли, а думать шаманка не желала. Не тогда, когда все чувства против родного брата. И чувства так сильны, что могут одолеть здравый смысл.
Так что психик заверила Шен, что бесконечно рада знакомству, распрощалась и ушла. Брат сделал вид, что не заметил ее бегства, а может, и правда, не заметил. А девушка всю дорогу переживала, что сказал бы Фуэго знай он, куда она идет. И с каким удовольствием.
На встречу Фрио все-таки отправилась. Ее ждала сестра, сиды и дру. А еще – Тайгарен, мгновенно вскочивший и подавший стул, стоило девушке появиться. И русалка подумала, что, возможно, и брат, и Совет куда меньше правы, чем она считала. Потому что эти люди, с которыми ей было так хорошо и спокойно, не могли быть низшими существами. Не могли быть недостойны ее. И уж тем более не могли быть врагами.
Правда, тигр почти не смотрел на нее, а если девушка и ловила его взгляд, то обор тут же отворачивался, и Фрио это немного обидело. Она никогда не призналась бы себе, но пришла в основном из-за него. Когда после их совместного приключения Тайгарен поинтересовался, собирается ли русалка на встречу, шаманка собиралась ответить нет. Она и не думала идти, но, взглянув на тигра, не смогла отказать. Почему, психик и сама не понимала, как не понимала сейчас, почему ей так важно поймать взгляд тигра. И почему так неприятно, что он смотрит и говорит с кем угодно, кроме нее.
Если б не оскорбительное невнимание со стороны обора, Фрио была бы полностью довольна. Но и без него она почувствовала себя намного лучше, увидевшись с наземниками. Да настолько лучше, что, не подумав, обещала как-нибудь снова встретиться. И поняла, что действительно хочет этого. Особенно, если тигр тоже придет.

- Совет действительно считает, что тебе нужна защита.
Шен расположилась на его постели, вальяжно закинула ногу на ногу, и поглядывала на Фуэго с легкой полуулыбкой. Это бесило, невероятно бесило, утешало лишь то, что где-то глубоко во взгляде синки пряталось здравое опасение. Даже покровительство Совета не могло гарантировать девушке, что Фуэго не вызовет ее на дуэль, и потому убийца, не смотря на всю самоуверенность, боялась.
И это создание собирается его охранять?!
Шаман знал, что ее прислали совсем не для защиты, знал, что Совет хочет проверить его. А еще он знал, чего желает отец.
И ради исполнения своих планов, ради того, чтобы достичь цели, Фуэго готов был поддаться и сделать вид, что послушен. Терпеть рядом с собой смуглую синку, терпеть слежку. Шаман был уверен, что не подставится, правду о нем не знали даже сестры, даже родители. И будущей жене знать правду тоже не обязательно.
А потому, когда Фуэго смотрел на Шен, ему не было страшно. Ему вообще не было никак. Телохранительница, шпион и невеста в одном лице, Шен не вызывала у психика никаких чувств. И когда синка, плавно поднявшись, потянулась к нему, Фуэго, отвечая на ее поцелуй, думал совсем о другом.
О другом поцелуе. О том, что сжигал изнутри острым льдом, том, от которого хотелось растаять, рассыпаться пеплом по ветру, взорваться фейерверком искр. О том поцелуе, от которого остался сладкий привкус боли, горький аромат запрета и желание подчинить и подчиниться самому, обладать и отдавать, быть рядом, так близко, как только возможно.
Шен оторвалась от его губ, не преминув провести по ним язычком, пытливо заглянула в глаза.
- Надеюсь, ты думаешь о судьбе страны. Иначе я обижусь.
- Обижайся. – почти рыкнул Фуэго, притягивая синку к себе.
Откровенный наряд убийцы снимался именно так легко, как ему было нужно, а сама девушка достаточно легко улавливала его желания, и охотно подчинялась, позволяя шаману выплеснуть злость и забыться.
Хоть на минуту, хоть на мгновение перестать думать о том поцелуе, тех губах и той ночи. О пальцах, нежно пробежавшихся по его груди, насмешливой улыбке и разметавшихся светлых прядях. И о том, как он от скуки сплетал эти пряди в косичку, а потом горячее дыхание обжигало ухо:
- Я оставлю так. Пусть у меня все время будет уменьшенная копия твоей косы – как знак.
- Знак того, что ты мой? – спрашивал Фуэго.
- Это ты мой. – смеялись в ответ.
И он соглашался. Ему было все равно. Ему хотелось только быть рядом, быть так близко, как возможно. И еще ближе.
- Фуэго. – позвала Шен, вырвав его из воспоминаний.
Прижалась, ткнулась носом в плечо.
- Фуэго, о ком ты думаешь?
Он промолчал, а синка больше не спросила. Понимала, что шаман не ответит. Поднялась, потянулась соблазнительно, но, заметив, что психик не собирается продолжать развлечения, тряхнула недовольно короткими волосами и побрела в ванную.
Шаман растянулся на постели, прикрыл глаза тыльной стороной ладони и криво усмехнулся.
- Ненавижу.

Побывав на встрече, Сай поняла несколько важных вещей.
Первая была приятной – шаманка с радостью обнаружила, что теперь у нее появились еще друзья, помимо Колтера. Люди, с которыми весело и беззаботно, перед которыми не надо играть роль послушной девочки, зато можно быть собой.
Вторая, наоборот, расстроила почти до слез. Исходя из диалога лисы со Штромом, дру призналась парню, что совершила глупость, поцеловав рыбку, и лучник принял это со смехом. С одной стороны, русалка рада была, что Функе не разругалась с возлюбленным, она всем сердцем желала той счастья, даже если счастья это было никак не связано с ней самой. С другой же, Сай ощутила чувствительный укол боли. И не только оттого, что лучник лишь посмеялся над глупостью своей девушки. И даже не оттого, что дру ему во всем призналась. Ей было обидно, просто обидно, что лишь на нее одну поцелуй произвел неизгладимое впечатление. Такое, что русалка уже не могла не думать о подруге. И чем больше времени она проводила с дру, тем больнее становилось.
И Сай вдруг подумала – а что, если. Что, если бы она никогда не встретила дру, никогда не пошла в Город Зооморфов, никогда не поцеловалась с лисой.
Было бы ей легче? Была бы она счастливее? Сайрен не знала.
Она всю дорогу думала об этом и, лишь вернувшись домой, поняла, что была ужасной сестрой. Обернулась к притихшей Фрио.
- Что-то случилось?
- Ничего.
Младшая психик выглядела слегка расстроенной, хотя старшая готова была поклясться, что сестре понравился день.
- Как тебе встреча?
- Потрясающе. – улыбнулась Фрио.
У нее была восхитительная улыбка, искренняя и красивая, и Сай сразу поверила, что это именно так.
- Тогда о чем ты думаешь?
Младшая шаманка вздохнула, но отпираться не стала – схватила сестру за руку, потянула в свою комнату.
- Что случилось?
Сестра помялась.
- Тайгарен. Мне кажется, я его раздражаю.
Уж чего, а этого Сай не ожидала. Улыбнулась, сдерживая смех, про себя подумав, что тигр поразительно робок, как если бы ему впервые понравилась девушка. А может, дело в Фрио, в том, что сестра у всех вызывает желание защищать.
- Не думаю. Он же помог тебе с миссией, так?
- Помог. А сегодня совсем со мной не разговаривал.
- А тебе хотелось?
- Да. – смутилась психик.
- Ну так в следующий раз заговори сама.
- Я не… Я не могу!
Сайрен все-таки не выдержала, рассмеялась. Фрио обиженно надулась, но против объятий не устояла, и они вместе повалились на кровать, хихикая.
- Ну ладно. Заговорю сама. Как встречу. Если захочу.
- Захочешь. – протянула Сай. – А встретишь очень скоро, я уверена.
- Ну, может быть. Он не такой уж плохой, хоть и тигр.
- Какие откровения.
Они снова засмеялись – беззаботно и весело. Как если бы не было разногласий. Как если бы не брат. Как если бы не приезжали родители.

Главы Дома Дождя прибыли тем же вечером. Вошли, небрежным движением отослав слуг, с интересом осмотрели прихожую. Они давно позволили детям жить одним, не вмешивались, не влезали. Но время от времени приезжали в гости, проверить, как наследники справляются с самостоятельностью.
Вот и сейчас они наблюдали за детьми, отмечая, что Фуэго выглядит безмерно уставшим, а девочки, наоборот, довольными и счастливыми. И с радостью приветствовали Шен, подумав, что, раз сын так удачно женится, неплохо было бы и дочерей выдать за наследников союзных семей. И еще сильнее сплотить Совет кровными узами.
Но это дело стоило доверить Фуэго. Главы Дома Дождя приехали, чтобы окончательно передать бразды правления сыну, и знали, что он не подведет. А значит, Совет победит. Король будет повержен, и это пойдет на благо расе тайдборнов. Что же до блага детей, то это было второстепенным вопросом.

@темы: Perfect World

   

Осколки Зеркала

главная