23:56 

Dance with the Moon

Kai-
I tried to be like everyone else, but I'm too much like me
Оборотни. Да, ключевое слово здесь - оборотни. А еще эта первая глава писалась около года назад.


Давным-давно жила-была юная девушка, столь прекрасная, что даже боги засматривались на ее красоту. И полюбил ее юноша, храбрый и безрассудный. Он пообещал девушке достать ради ее любви луну с неба, и отправился в путь. Однако… Нужна ли была ей луна?

Как заканчивается жизнь? И когда это случается?
Моя жизнь закончилась в шесть лет, когда, спускаясь в кухню за сладким печеньем, я нечаянно подслушала разговор родителей с молодым стражем из гвардии Вирго.
- Забирай ее. Хайто нам больше не нужна.
Я застыла, пытаясь хоть как-то оправдать слова отца, найти минимальное объяснение происходящему. Я ничего не понимала. Разве я не была хорошей девочкой? Разве не делала все, чтобы убедить их, что я не хуже обычных детей? Не хуже…
В шесть лет мир ребенка состоит из дома и заботливых родителей. Интриги и загадки взрослых скрыты в тумане, а их слова подобны неопровержимым истинам. У многих есть веселые друзья, но если ты рожден в семье аристократа, твои контакты ограничены молчаливыми слугами. А если ты оборотень, то единственным другом становится игрушка.
Дать жизнь Корде, главе целой ветви оборотней, способному перевоплощаться по своему желанию, большая честь для любого. Кроме представителей старой аристократии, приверженцев свергнутого монарха. К которым относится и моя семья. Моя ли?
О разногласиях между новой властью и родом Ута я узнала много позже, а тогда меня пригвоздило к полу. Не в силах шевельнуться, я смотрела сквозь щель приоткрытой двери на родителей, холодно и равнодушно выбрасывающих своего ребенка. И на него, на молодого парня с заплетенными в косу рыжими волосами, на такого же Корда, как и я. Проклятого? Благословленного?
В тот момент ответ был однозначен – проклятого. Мать и отец, хоть и старались общаться с опозорившей их дочерью как можно меньше, все же успели втолковать мне, что превращаться в животное – грязно. Я была кошкой лишь однажды. И пусть события той ночи почти стерлись из памяти, я все еще помнила пьянящий восторг. Голубая луна все еще снилась мне, вновь и вновь приглашая на танец. И я не могла не гадать, кто этот парень, какое светило зовет его.
На мгновение наши взгляды встретились, я нырнула в глубину зеленых глаз и, отфыркиваясь, вернулась к реальности. Меня продали. Нет, хуже, меня выбросили, как нашкодившего котенка. Тогда я даже не понимала всей комичности этого каламбура, маленькая кошка, приученная держать свою сущность в тугой узде. Собственно, в тот момент я не понимала ровным счетом ничего.
Почему папа и мама, такие дорогие и любимые, отдают меня ему? Может быть, они не знают, что он проклятый Корда?
- Мама!
Забывшись, я бросилась к пышным юбкам маминого платья, словно пытаясь за их ворохом скрыться от реальности.
- Мама, он проклят!
- Вот именно, – холодный голос отца подтвердил мои слова, и я радостно заулыбалась. Сейчас они поймут свою ошибку, его выгонят, а я поем таки печенья с молоком. Мама с папой, конечно, заняты, но сегодня они непременно пожелают мне спокойной ночи, ведь я вела себя хорошо…
Как легко верить в шесть лет. Как легко быть наивной.
Корда бросил на меня сочувствующий взгляд, уголки его губ были печально опущены.
- Хайто, иди с ним. Ты нам больше не нужна.
Мелькнула и исчезла из маминых глаз искорка жалости, широкая ладонь отца сжала мое плечо и толкнула в сторону оборотня. Не упасть мне помог именно он, нагнувшись и подхватив на руки, прижав к себе. Сердце Корда билось спокойно, обещая уверенность и защиту. Мое же, кажется, едва не остановилось.

Плакала я много позже. Уже дома у оборотня, вцепившись в рубашку парня так, словно он стал моим последним прибежищем. Тогда я еще не поняла, что это правда. Рыдала, вздрагивая всем телом, слезы обиды текли по щекам ручьями. Но где-то в глубине души все еще жила надежда, что мама с папой совершили ошибку. Вот-вот откроется дверь и они придут, раскаиваясь и извиняясь, и мы снова заживем как прежде. Я пообещаю никогда-никогда не превращаться, даже если…
Даже если кошка, как сейчас, зевнет и приоткроет один глаз – желтый, обрамленный пушистыми ресницами. И на меня повеет теплом.
Риас Латт, шестнадцати лет от роду, состоял в гвардии Вирго, покровительницы и хранительницы всех Корда. Он был рысью, мягкой и теплой, со смешными кисточками на ушах, которые так приятно держать кончиками пальцев, с которыми так хотела поиграть кошка во мне.
В его доме пахло зеленью, свободой и диким лесом. И сам Риас – тонкий и гибкий, с раскосыми зелеными глазами, полными задора и охоты, с рыжей косой, достигающей пояса и поблескивающей вплетенной в нее янтарной нитью, - он был свободен, независим и полон той дикой энергии, что прирученному котенку могла лишь сниться. Но Риас был моим другом.

- Пойдешь со мной во дворец?
- Нет.
Отвечаю, гордо вздернув нос. Я не только не хочу идти, но и оборотня не желаю отпускать. Лучше бы убежать в лес, ловить бабочек и валяться в зеленой траве. Но Корда не возьмет меня туда, потому что кошке в лесу делать нечего. Тем более кошке, которую посадили в клетку.
Иногда он напоминает мне, что восьмой месяц, проходящий под покровительством Виндо, не за горами, а там и полная голубая луна, моя жизнь и проклятие. А значит, мне придется танцевать. Я отворачиваюсь и пренебрежительно фыркаю, но Риас с печальной улыбкой вновь принимается объяснять, что за танец меня никто не накажет. И нечего бояться.
А я не боюсь! Но если мама с папой узнают про танец, они точно меня не заберут. Риас может быть сколь угодно похож на старшего брата, но я хочу домой. Вот только сжимается болью сердце при мысли о том, что кошке тогда придется спрятаться навеки. Заснуть, чтобы не проснуться, не мяукнуть. Не потревожить покой моих родителей.
И мне кажется, что это справедливая жертва. Я не дикое животное, подобно Риасу, чтобы бесцельно носиться по зеленым лугам. Хоть и хочется, так сильно, что, кажется, вот-вот из горла вырвется крик, уже не человеческий, а в какой-то момент срывающийся на рычание.
Мои сны полны бабочек и цветов. Я хочу погнаться за пернатой птицей, чтобы попробовать поймать ее за длинный хвост. Я хочу играть в высокой траве. Я хочу плясать под полной луной. И при этом, я хочу домой – отчаянно, в жалкой надежде.
Говорят, что Корда взрослеют быстро. И мой крохотный котенок, больше напоминавший комок шерсти, внезапно превратился в грациозную кошку, пушистую и мягкую, нежно касающуюся обнаженной души своими теплыми лапами, смешно поводящую ушами в ответ на чириканье птиц. И недовольно фыркающую, когда я, как сейчас, загоняю ее в угол.
Ей здесь не место, стараюсь уверить себя, негоже человеку делить сердце со зверем. Но где-то глубоко все еще мерцают искорки восторга, испытанного при первом превращении. Мне было четыре, месяц Виндо, день моего рождения. Полная луна, нежно-голубая, песня ветра в ночи. И – котенок в постели единственной дочери Ута. Остальное я быстро вычеркнула из памяти, поняв, что только так смогу искупить вину перед родителями. За что? Тогда мне этот вопрос не приходил в голову.
Долгие два года ничего не происходило, лишь мама не заходила больше поцеловать на ночь, препоручив всю заботу о дочери слугам. Но обижаться на нее я не могла, мне очень доступно объяснили, какой грязной была кошка, сколько отвращения питали к ней аристократические семьи. Как ненавистно было им кориться новой власти. О Монд, нареченной Принцессе, в семье Ута вообще не говорили.
Зато Риас готов был рассказывать о ней вечно. Оборотни звали ее Возлюбленное Дитя, ибо именно она была живым воплощением луны, дарящей им танец. Корда, избранные, поклонялись Монд почти так же ревностно, как самой Арфе. Я никогда ее не видела. Правительница обитала во дворце, одна-одинешенька, только раз в месяц заседал в бывшем тронном зале парламент, в остальное же время Возлюбленное Дитя наслаждалась обществом своих верных стражей. Коих, как я поняла, было всего двое.
Остальные Корда так и не появились, не пришли на зов Вирго. Никто, кроме Риаса и Нины Ресс. Про Нину мой друг тоже рассказывал много. Волчица, дитя Синей луны Акве, танцовщица свирепых волн и морской пены. Певица соленого ветра. Рысь, похоже, был от нее еще в большем восторге, чем от самой Монд.
- Возлюбленное Дитя тебе непременно понравится. Вот увидишь.
- Я не хочу смотреть. – фыркаю, как можно более пренебрежительно. – Тем более на существо со столькими именами и титулами.
- Это то при чем? – искренне удивляется Риас, на мгновение в его раскосых кошачьих глазах вспыхивает огонек любопытства. Но, поняв, что я просто бурчу, парень задорно улыбается.
- Мы с тобой еще пробежимся до дворца наперегонки. Хочешь?
Заманчивое предложение. Дети любят играть, а ребенок, в котором сидит кошка, готов резвиться весь день напропалую. Я стараюсь загнать ее обратно, но киса уже припадает на передние лапы, прищуривая желтые глаза, в которых вспыхивает охотничий азарт.
- Хочу! – восклицаю, слушая только сердце и целиком отбросив доводы разума.
А потом мы мчимся по мостовой, мимо роскошных домов старой аристократии, перепрыгивая оставленные недавним дождем лужи. Обычной кошке нипочем не сравняться с дикой рысью, но мой зверь – Корда, а потому киса почти не уступает в размерах Риасу. И мы бежим, ветер скользит поцелуем по шерсти, столь давно не разминаемые лапы блаженно касаются камня и земли. В этот момент я счастлива.
Но радость улетучивается, превращается в непостоянный бриз и бежит прочь, стоит нам достичь дворца. Где-то в глубине этого вычурного сооружения бродит Вирго, но мне нет до нее дела, пусть наслаждается одиночеством, если желает.
Разворачиваюсь, чтобы уйти, но тут кошачий нос улавливает едва знакомый аромат, и я против воли выгибаю спину, рассерженно шипя. Потому что возле Риаса стоит высокая красавица, готовая с воем броситься к Луне. Фарфоровая белая кожа, светлые волосы, извивистыми ручейками стекающие по спине, дивные лиловые глаза. Волчица Нина.
- Котенок решил прийти?
Шипение взлетает высоко-высоко, едва не срываясь на свист, хотя кошачья глотка его, конечно, издать не сможет.
- Риас, я хочу поговорить.
Рысь смешно фыркает и через мгновение на месте зверя стоит парень, поправляя невесть как растрепавшуюся косу. Я умываюсь с видом оскорбленной невинности – вернуться в человеческий облик на глазах у людей почему-то кажется постыдным. Латт треплет мою шерсть. Cловно я ему животное!
- Тебя провести по дворцу?
Провел бы лучше! Но взгляд Риаса то и дело возвращается к Нине, и я удаляюсь, не забыв махнуть на него хвостом. Развлекайся, дикий кот.
Через некоторое время я все же поняла, что стоило упросить парня пойти со мной. Нет, кошачье обоняние не позволит заблудиться в темных коридорах дворца, но без его солнечной улыбки здесь одиноко и тоскливо. Даже хуже, чем у меня дома, там хоть слуги изредка заглядывали к провинившемуся ребенку. Тут же царила тишина и покой.
После внимательного осмотра картин и вазочек, а также придирчивого изучения подушечек на лапе я пришла к выводу, что какие-то горничные во дворце все же жили. Иначе не было бы так чисто.
Этот блеск и порядок делают убранство дворца еще менее гостеприимным, так что мне вдруг стало жаль Монд. В конце концов, у меня есть Риас, а у Принцессы только великолепная красавица Нина, от которой искренней теплоты вовек не дождешься.
Ну вот, только сочувствовать ей не хватало! Может, она именно на это и рассчитывала, селясь здесь! Да и почему бы Вирго не переехать, если ей так уж одиноко? Есть же у нее родители?
На этой мысли я застопорилась, вспомнив, что Латт о них рассказывал. Аристократы из рода Ресс отправили свою дочь во дворец, вторую же, Нину, заперли в башне. Откуда она благополучно сбежала, не вытерпев издевательств. Что именно случилось в башне, и как родители девушек пытались избавить дочь от ее проклятия, Риас так и не сказал. Маленькая еще, мол.
Я тогда еще пообещала себе узнать, чтобы, возможно, самой попробовать, и даже согласилась познакомиться с Ниной. Волчица мне сразу не понравилась.

Ей было четырнадцать, мне тогда казалось – совсем взрослая. Красавица, каких поискать: нежная кожа, тонкая талия. Она заплела косу из своих светлых локонов, и я мучительно хотела ее распустить. Только насмешливая улыбка немного настораживала, и моя кошка приподняла ушки, подрагивали усы. Ей не нравилось сидеть рядом с волком, готовым вот-вот броситься в атаку.
А волк в Нине был явно беспокойным, он то и дело метался в своем обиталище, отчего движения девушки становились резкими, словно она собиралась драться. Тогда я не понимала, к чему эта осторожность.
Мы пили чай, заедая маленькими пирожными. Знакомил меня Риас с волчицей не во дворце, прекрасно зная, что туда я не сунусь, а в домике Нины, маленьком и уютном. Зачем он ей, я понятия не имела, но удобной возможностью стоило воспользоваться.
- И что же хочет знать котенок?
Я еле сдержала шипение. Нашла тоже котенка, мой зверь вырос уж давно. И сейчас он всем своим видом демонстрирует готовность расцарапать наглую волчью морду.
А она улыбается. Кажется, ей совсем не страшно. Наверное, думает, что котенку никогда не победить. Тем более, домашнему котенку вроде меня. Плевать, я еще покажу всем, на что способна.
Вздрагиваю, понимая, что мысли уже не совсем мои. Точнее, чужими кажутся ощущения: гнев и ярость. И жажда борьбы. Это кошка стремится сражаться, а мне бы только вернуться домой. Ради подобной возможности я даже согласна подчиниться волку.
-Меня зовут Хайто.
Огрызаюсь, но практически беззлобно.
-Я знаю. Но ты пришла не чай распивать, а удовлетворить свое любопытство, не так ли?
Чуть склоненная набок голова, а глаза преисполнены насмешки. Я бы и хотела не шипеть, но это невозможно.
-Успокойся.
Риас положил руку мне на плечо, звякнули янтарные бусинки в его косе. Рысь расслаблена и ей все равно, что рядом скалится громадный волчище. Правда, зверь Латта тоже не из маленьких.
-Ну, спрашивай уже.
Мне наглости не занимать, да и Нина – не то существо, что хочется уберечь от потрясений. Но спросить в лоб я не смогла – запнулась. Только и смотрела на нее, словно испугавшись чего-то. А может быть, это волк, настороженно вглядывающийся в меня, мешал сосредоточиться.
-Тебе помочь?
-Что…Что случилось в башне?
-Какая из башен тебя интересует? И не проще ли спросить какого-нибудь историка? Им положено знать такие вещи.
Все это Нина выпалила после краткой паузы. Она явно заволновалась, дернулся зверь в глубинах души.
-Я имею в виду ту башню, где вы провели свое детство.
Риас обреченно вздохнул. Он явно был готов к подобной выходке. А волчица, как ни удивительно, даже немного успокоилась.
-Ничего особенного. Надеюсь, ты пришла не за тем, чтобы узнать мою биографию.
-Я просто хочу понять, как…-тут я запнулась, потому что кошка, забыв о своем враге, повернулась и глянула на меня желтым глазом. Это было странно. Животное, живущее внутри меня, словно на какое-то мгновение оказалось рядом.
Она сидела напротив и смотрела. И мне было больно, от одной лишь мысли, что нам придется расстаться.
Но я спрятала эту боль, и зверь тоже исчез.
-Как мне перестать быть Корда?
Вопрос повис в воздухе, серебристой дымкой застыл между нами. Кошка жалобно мявкнула и смолкла, рысь Риаса скрутилась клубком. И даже волк замер.
-Умри.
-Что?
-Пойди и сдохни!- рявкнула Нина, вскакивая.- Это единственный способ, известный мне, но тебе он подойдет, не так ли?
Она перевела дух, чтобы сказать еще что-то, но потом просто села обратно. Кажется, ей нечего было добавить.
-Хайто не виновата. – заступился за меня Риас.- Это все…Просто так сложилось.
-Как знаешь. Забирай ее, и идите.

Я немного растерялась, вспомнив это происшествие. Родители, Нина. Кто еще отдаст меня Риасу, не спросив его самого? И сколько мне осталось полагаться на рысь?
Вздыхаю. Может быть, вечность. Кошка по-прежнему со мной, как и парень из гвардии Вирго. И даже волчица не вспоминает о вспышке ярости.
-Ты потерялась?

Позднее я так и не смогла объяснить, какие чувства испытывала в то мгновение. Радость? Ненависть? Восторг? Отвращение? Кажется, просто пережила весь спектр эмоций, доступных людям. И оборотням тоже.
Кошачье горло издало странный звук, повергший меня в шок. Нет, я слышала мурчание – теплое и мягкое, как перина. Но то, что выдала Корда было не просто мурчанием. Это было МУРЧАНИЕ.
Дворец содрогнулся и завибрировал, а стоило незнакомке коснуться шерсти, как дивный звук поглотил весь мир. Мой зверь, моя кошка готова была идти за этой рукой на край света, а потом и дальше.
-Думаю, тебе стоит вернуться к человеческому телу.
Я услышала, что она улыбается, хотя лицо девушки было скрыто капюшоном. Поднимаю морду, стараясь насладиться ее лаской и рассмотреть незнакомку получше.
Высокая, вот и все, что можно сказать. Плащ скрывает тело от макушки до пят, хотя, на мой взгляд, она довольно стройна. Пальцы, которые только что чесали меня за ухом, - длинные и тонкие, кожа бледная, с просвечивающими сквозь нее сосудами.
МУРЧАНИЕ по-прежнему мешает сосредоточиться, а потому я нехотя отступаю вне пределов досягаемости ее рук. И так веду себя, как изголодавшийся по ласке котяра.
-Провести тебя в комнату?
И, не дожидаясь ответа, незнакомка разворачивается и уходит. После недолгих размышлений я спешу за ней, кляня себя за доверчивость. Мало ли, что за странное создание шляется по коридорам замка.
Девушка ведет меня уверенно, минуя залы, увешанные оружием и картинами, мимо темных углов и приветливо распахнутых дверей. Наверх.
-Входи.
Комната не больше той, где я живу. Кровать у окна, невысокий столик и диван, заваленный игрушками. Стены темно-зеленые, отчего тут довольно мрачно, да и высокий потолок не прибавляет уюта. К тому же, здесь явно никто не живет.
И пусть нигде нет пыли, все чисто и прибрано, но я отчего-то уверена – этими игрушками давно никто не интересуется, просто слуги снова и снова сваливают их в кучу, не желая менять обстановку. Да и на кровати никто не спит.
-Иногда я прихожу сюда. Знаешь, что это?
Я бы и ответила, но кошачья глотка не способна издавать звуки человеческой речи.
-Комната для маленькой Корда. Вроде тебя.
Так. Кажется, я понимаю. Это создание – никто иная, как сама Вирго (о чем мне стоило догадаться сразу). И сейчас она тоже будет уговаривать меня. Убеждать, что быть Корда – не так уж и плохо.
-Я могу отвернуться. Или выйти?
Фыркаю. Давно заметила, что у кошки есть огромное преимущество над человеком. Одним взглядом она всегда даст понять собеседнику, что он ничего не значит для будущего всего мира, а потому не стоит мешать Великим (котам, то есть). Именно этот взгляд я и послала девушке, надеясь, что она все поймет.
-Как знаешь. Я просто хотела пообщаться с тобой, но раз ты такой дикий котенок, то можешь идти.
И девушка махнула рукой на дверь. Не совру, если скажу, что я хотела уйти. И даже очень. Но человеческая душа противоречива, а кошачья – тем более. Потому рядом с желанием сбежать подальше притаилось другое – остаться. Поговорить. Узнать ее получше. И, будем честны с собой, хотелось, чтоб девушка почесала меня за ухом.
Именно это я и решила получить вначале, мягкой походкой приблизившись к ней и потыкавшись носом в ладонь.
Упоминалось ли ранее, что Корда куда больше обычных котов? Если да, то вы поймете, что и площадь моего уха превосходит таковую у других мяукающих. Соответственно и удовольствия от почесывания я получила куда больше, чем нормальный кот. По крайней мере, если судить по интенсивности мурчания.
Может быть, это продолжалось вечность. Но, наконец, я отстранилась и встряхнулась, а через мгновение уже снова была человеком. Хотя бы внешне. В тот момент забылся даже стыд, из-за которого я не могла вынырнуть из кошачьего тела ни перед кем, кроме Риаса.
-Вот значит, какая ты, Хайто.
-Вот значит, какая ты, Монд.
Она негромко хмыкнула. Кажется, если я и хотела кого-то разозлить, то не преуспела.
-Сколько тебе лет?
-Семь. А что, Риас не доложил?
-Рысь мне не докладывается.
Мы некоторое время молчали. Кошка в моей душе продолжала мурчать, хоть и не так громко, как раньше. Я попыталась увидеть, что хранит в сердце Принцесса, но наткнулась на стену. Наверное, так и должно быть.
-Ты, похоже, ненавидишь меня?
-Вроде того.
-За что?
Такой простой вопрос.
-За то…За то, что стала Корда, тварью. – я повторила слова отца.
-Вот как.
И снова молчание. Кажется, я перестала ее интересовать. Но ведь это правда! Монд – повелительница всех оборотней, а особенно Корда. Это из-за Монд мы превращаемся. И если бы только ее не было, тогда…
Любили бы меня папа с мамой? Я верила, что да. С другой стороны, Риас любит меня сейчас, именно из-за кошки. Будь я обычным человеком, рысь и не заметил бы меня.
И эта девушка, закутанная в плащ с капюшоном. Корда любят ее из-за того, что она Принцесса. А все остальные ненавидят по той же причине.
Получается, что, кем бы ты ни был, всегда найдется кто-то, кто будет испытывать отвращение. Но…
Но будут и те, кто полюбит. Риас. Мягкая рысь, со смешными кисточками на ушах. Моя кошка. Я вдруг поняла, что кошка любила меня всегда. Даже когда мне хотелось выгнать ее, зверь продолжал верить, что я - его друг.
-Ты родилась Корда. А уж тварью стала по собственному желанию.

-Что там случилось?
Риас смотрит обеспокоено. Его коса растрепалась, впрочем, я не помню, когда видела ее в аккуратном состоянии. Мы пришли из дворца на своих двоих, задор от гонок испарился. Молчали с того мгновения, как столкнулись в коридоре. Латт понял, что я встречалась с Монд, но не стал спрашивать. До этого момента.
-Ничего.
-Не переживай, котенок.
Я не переживала. Мне просто хотелось уйти и спрятаться. Заснуть. Или, может быть, умереть. Чтобы не думать.
Напоминала себе о родителях, представляла лицо мамы. Но против воли всплывало в памяти папино " Хайто нам больше не нужна". И даже не хотелось плакать.
Я внезапно подумала, что Риаса ведь никто не спросил, нужна ли ему шестилетняя девочка. Ему просто отдали меня, а парень…Ненавидит ли он меня? Нет. Но тот, кто ему дорог – Корда. Не я.
А потом все стало ясно. Не могу уснуть, да и терпеть обеспокоенность Латта нет сил. Хотелось вырвать кошку из моей души и отдать рыси. Тогда уж он мигом выгонит меня из дому. Зачем ему человек?! Оставалось лишь одно.
Я выскользнула из комнаты и побежала. Пусть мы были там всего раз, дорога сама ложится под ноги. Точнее, под лапы. Вечер поглотил город, но мне не страшна темнота. Только бы Нина оказалась дома! Конечно, она вполне может быть во дворце, но туда я не сунусь. А мне очень нужно увидеть волчицу.
Пусть ненавидит, пусть кричит. По крайней мере, она искренна.
Дверь распахивается прежде, чем я успеваю сообразить, что стучать в кошачьем обличии, по меньшей мере, неудобно. Залетаю, едва касаясь лапами ковра, и тут же, на ходу, превращаюсь. Не рассчитав силы, падаю.
-Пришла.- удивленно замечает Нина, запахиваясь в халат.
Кажется, я ее побеспокоила. Интересно, как волчица узнала о моем приближении.
-Да.
-Плакать будешь?
-Нет.
-Как хочешь.
Девушка поправила растрепанные волосы и прошла в комнату. Я растерянно огляделась, не зная, что делать дальше. Кажется, задор иссяк.
-Ты идешь?
Пришлось последовать за ней, поскольку умного ответа я не придумала. Но на Нину не смотрю, а вместо этого изучаю висящую на стене картину. В прошлый раз мы были в другой комнате. По крайней мере, там не было кровати. Наверное, это спальня. Разбудила ли я ее?
-Принцесса рассказала мне о вашей встрече. Пришла жаловаться?
Отрицательно мотаю головой. Странно, но на Монд не злюсь. А на кого тогда? Может быть, на себя?
-Я хочу…
Главное, не поворачиваться и не смотреть на нее. Только тогда мне хватит смелости.
-Хочу избавиться от кошки! Нет…Нет, хочу…Не хочу быть с ней…просто можно же так сделать, чтобы не было меня?!
-Умереть?
-Нет, не так. Я…Понимаете, я не хочу убивать кошку! Кошка меня любит! А Риас…Риасу она нужна. А я…Я не нужна никому!- на этом моменте храбрость ушла, оставив лишь ненужные слезы.
Всхлипывая, пытаюсь уйти, но Нина решительно хватает меня за плечо и подталкивает к кровати. Мне нужно объяснить ей.
-Это же возможно? Пусть кошка будет главной, так лучше. Потому что она…Она меня не бросала! И даже не собиралась никогда! Кошка не предавала! И ей ничего не надо от меня, ничего взамен…
Я не выдержала, разревелась. Помню, что Нина встала на колени и прижала меня к себе. Ее волк не казался мне опасным, наоборот, он был самым верным и честным. Но успокоилась я не от ее поглаживаний и даже не от успокаивающих слов. Просто в какой-то момент слезы вдруг кончились, и послышалось мурчание моей кошки. Этот звук был воплощением нашего единства.
-Кошка не виновата. – наконец решилась я.- Мама с папой не любят меня, но кошка не виновата.
-И ты тоже.
Голос Нины. Только сейчас понимаю, сколько в нем мягкости. Волк сидит тихо, его осторожность и агрессия словно испарились. Мой зверь тоже не порывается шипеть или выгибать спинку. Это были мгновения абсолютного покоя.
Потом она уложила меня спать, но это я запомнила плохо. Только ее голос запечатлелся в памяти, словно золотая нить.

Нина Ресс дождалась, пока девочка уснет, и вышла во двор. Рысь осуждающе посмотрела на нее и превратилась в молодого парня с длинной рыжей косой. Вплетенные в волосы янтарные бусинки поблескивали в свете луны.
-Ничего страшного не случилось.- ободряюще улыбнулась волчица.- Наоборот, кажется, все налаживается. Она спит, так что лучше и тебе отдохнуть.
-Отдохнешь тут…-пожаловался Риас.- Принцесса тоже хороша, в мягкости ей не откажешь.
-Как могла, так и сказала. Правду сказала.
-Правда…
Рысь на мгновение поднял глаза к луне, но потом решительно тряхнул косой.
-Наверное, ты права. И мне лучше просто вернуться домой.
-Не беспокойся.
Латт кивнул и заторопился обратно, но перед этим наклонился к Нине, целуя вьющуюся прядку волос.

@темы: Dance with the Moon

URL
   

Осколки Зеркала

главная